Tags: amsterdam

Муха

24 апреля. На встречу c исторической родиной

Багажа не хотелось брать совсем. Думалось, что вот возьму красивую сумку для лаптопа, каким-то образом там всё, что нужно натолкаю и только с ней и полечу. Но потом у друзей возникли запросы на виски да на коньяк, у родителей - на итальянский кофе и на кое-какие хозяйственные мелочи, короче, слово за слово всё собранное для отъезда не влезло даже в мелкий чемодан, пришлось доставать большой, который очень быстро оказался заполнен до разрешённого максимума, то есть до 23 килограмм.

В самолёте КЛМ поспать, как обычно, не довелось. Посвятил время сначала чтению, затем просмотру диковатых американских фильмов. После пары совершенно ужасных «блокбастеров», которых и упоминать в приличном обществе не хочется, неожиданно понравился фильм Hangar games, при чём до такой степени, что даже решил не портить впечатление просмотром на убогом самолётном экранчике, а купить хорошего качества диски и посмотреть дома – неспеша и на большом экране.

В Амстердаме решил выйти в город, благо до самолёта на Москву было чуть не шесть часов. Не задав ни одного вопроса, пограничник шлёпнул в паспорт печать и вот я уже стою перед железнодорожным расписанием, пытаясь вникнуть, как тут в Амстердам попадают. Постепенно возникла, как мне показалось, некоторая ясность, просветлённый, я купил билет в оба конца, спустился на платформу и сел в поезд. Мимо на большой скорости замелькали тюльпановые, нарциссовые и по-моему гиацинтовые поля. Напротив меня в поезде, развалившись в не слишком эстетичной позе, сладко похрапывая, дремал краснолицый упитанный мужик. В какой-то момент от резкого толчка поезда, он проснулся и, расплетая свои перекрученные ноги, слегка меня задел. Он извинился, я пожелал ему доброго утра – завязалась беседа. В ходе её быстро выяснилось, что я еду на самом деле не в Амстердам, а в Гаагу и скоро будет первая остановка на этом пути, Лейден. В Гаагу я как-то не захотел, так что вышел в Лейдене и почти сразу сел на встречный поезд, который мимо тех же цветочных полей за полчаса довёз меня до Амстердама. С погодой повезло – было плюс десять и солнечно. На деревьях вовсю уже зеленела молодая листва и повсюду что-то цвело – не яблони, так тюльпаны. Полтора часа прогулки прошли незаметно.























На паспортном контроле на входе в аэропорт лишний раз убедился в несправедливости этого мира. Стоявшего впереди чёрного как уголь болезненно (спортивно?) тощего путешественника голландский пограничник мало того, что засыпал вопросами (куда, зачем, как надолго и т.д.), так ещё и заставил сдать отпечатки пальцев (и это на выезде из государства!). Для моей белой физиономии с канадским паспортом у того же пограничника не нашлось вообще ни одного вопроса – только корректное «гуд монинг» и быстрый штамп в паспорт.

В аэропорту пришлось достаточно долго киснуть в отстойнике у выхода к самолёту – самый мой нелюбимый момент в авиапутешествии – вроде как уже в дороге, но физически никуда не двигаешься, а тупо сидишь в какой-то полупрострации среди толпы себе подобных.

Читать во втором перелёте никак не хотелось – бессонная ночь и общая усталость давали о себе знать. Не долго думая, вступил в разговоры с симпатичной дамой, сидевшей через пустое кресло от меня. Дама оказалась замужем за голландцем – так что содержательно поговорили про Голландию и прочие заграницы, чем нимало скрасили нудный перелёт. К моему большому интересу нашли с этой первой попавшейся по дороге дамой общих знакомых в Курске. Вот уж действительно: тесен мир.

В Шереметьево, как меня предупредила многоопытная русская голландка, к самолётам из Амстердама - особо тёплое отношение у таможенников – они азартно ловят незадачливых туристов с купленной у весёлых голландцев весёлой травой. Вот и мне дорогу в «зелёном» коридоре пересёк суровый таможенник и стал внимательно изучать бумажку на моём чемодане. Выяснив, что чемодан из Монреаля, а не из весёлого города, он моментально потерял интерес и освободил мне проход. Просочившись через толпу чрезвычайно навязчивых таксистов и бомбил, на автобусной остановке я пристроился срывать упаковочный политилен с чемодана и так удачно, что стоило мне закончить это грязное дело, как тут же подошёл автобус, идущий в нужные мне Химки. Получив от водителя на свой вопрос о необходимости оплаты багажа ответ «ну его в ж...», окончательно убедился, что я снова в России, удовлетворённо уселся у окошка и стал изучать окружающие, весьма, надо признаться, тоскливые пейзажи.

Со своей остановки по разбитым петляющим между домами дорожкам дошёл до бывшей тёщиной квартиры, поднялся до нужного этажа и после пятиминутного подбирания ключей из большой связки к трём дверям наконец-то проник в квартиру, где наконец-то смог перевести дух после долгой дороги.

Так как я ждал в тот же вечер визит подруги жены, то расслабляться не стал и отправился в близрасположенный магазин «Магнит» с целью приобрести себе что-нибудь на ужин и завтрак. Короткой прогулки до магазины хватило, чтобы сделать следующие выводы – население в Химках по-прежнему активно употребляет горячительные напитки (особенно в пятницу вечером), отдаёт должное громогласной обсценной лексике и дышит при этом удивительно загрязнённым воздухом.

Накупив по мелочи разной снеди, я вернулся домой, где вскоре уже общался с упоминавшейся выше подругой жены. Решив с ней организационные вопросы, проводил её и отправился в вечернюю темноту добывать себе сим-карту, чтобы оживить своё российский телефон. Без проблем раздобыв её в ларьке МТС, вернулся домой и стал неспеша дегустировать свои приобретения из «Магнита».

После ужина сил ещё хватило на постирать по мелочи и разобрать багаж (ничего не разбилось, не помялось, не потерялось). Сил на правильно собрать кровать не осталось – нашёл единственную в доме подушку, страстно её обхватил и как был в одежде быстро заснул. Сквозь сон ночью слышал какую-то пальбу – скорее всего, что таким образом аборигены салютом отмечали пятничный вечер.