Category: авиация

Category was added automatically. Read all entries about "авиация".

Муха

Две июльские недели 2010 года во Франции. Часть I.

3 июля. Прелюдия



Примерно в половине пятого утра 3 июля раздался телефонный звонок на мой мобильный телефон, лежавший на прикроватной тумбочке. Спокойный, но несколько озабоченный голос Вована спросил: "Женя, а ты где?". Столь прямой вопрос требовал не менее прямого ответа: "Я в Канаде. Сплю". "А я вот в Париже тут стою" - развивая диалог, сообщил Вован... После такого начала разговора нам обоим стало ясно, что мы как-то плоховато договорились о нашей встрече на французской земле.

Хотя казалось, что уж именно о ней было оговорено решительно все - мы тщательно подобрали авиарейсы, прилетающие в Париж из Хельсинки (для Вована) и из Монреаля (для меня) примерно в одно и то же время, мы обсудили у какой именно стойки Avis будем встречаться, были даже упомянуты цвета одежды высоких встречающихся сторон, а также размер их багажа. Не обсудили мы, как выяснилось, только одно - точную дату встречи. Я планировал вылететь из Монреаля 3-его июля вечером, чтобы 4-ого с утра быть в Париже, а Вован почему то напланировал себе вылететь из Хельсинки 3-его июля с утра, чтобы с утра того же числа быть в Париже. Мне казалось очевидным, что Вован знает о разнице во времени между континентами, а Вовану представлялось не менее очевидным, что я ему сообщил дату не своего вылета, а своего прилета.

После непродолжительного обмена мнениями о ситуации, я заверил Вована, что завтра в Париже буду "как штык", после чего попросив его как-нибудь перетусоваться один денек, попробовал снова заснуть. Но сон никак не шел. Зато, как это у меня часто бывает перед перелетами, приходили невеселые мысли о то и дело падающих самолетах, о нетрезвых пилотах и наплевательски относящихся к порученному им делу авиадиспетчерах. Всплывали неприятные воспоминания об удушливых приступах клаустрофобии, накатывающих ночью внутри заклепанного алюминиевого огурца с крыльями, летящего в неизвестном направлении. Периодически также в голове всплывал и обдумывался так и не получивший до настоящего времени однозначного ответа вопрос, кто же все таки из нас с Вованом в ситуации с перепутанными датами был наибольшим болваном.

Короче, встал я невыспавшись, и сразу принялся за неотложные дела, которых оказалась целая куча. Не считая дел по работе, нужно было отвезти маму с детьми на дачу за 70 км от города, устроить их там, обеспечив при этом провиантом в достаточном количестве. Все успел сделать, как мне показалось, качественно и вовремя. После чего решил победить самолетобоязнь ударным обедом, для которого откупорил магнум Les Terrasses Alvaro Palacios Priorat 2005.

Souper d'un voyageur

После такого обеда я был готов лететь куда и как угодно. Воспользовавшись моим настроем, жена немедленно отвезла меня в аэропорт и оставила там пребывать в гордом одиночестве. Долго скучать, по счастью, не пришлось - Air Canada подсуетилась и неожиданно вовремя предоставила свой алюминиевый огурец с крылышками под посадку.

До Парижа долетел без эксцессов, но, к сожалению, и без единой минутки сна (какие-то малолетние паршивцы орали все дорогу).

To be continued...
Муха

11 июля. Прилёт деда

С утра отвёз старшего на воды и помчался в сторону Ниццы. Сначала заглянул к ботаникам у Петручиолли - показал сотрудникам прихваченный из дому листочек розы (куст осыпается, листья кое-где потемнели, кое-где пожелтели), услышал от них, что за напасть у нас приключилась и в соответствии с их советами купил подходящую химическую дрянь для обработки пострадавшего. Суетливый забег в продуктовый магазин и, наконец, аэропорт.

В аэропорту потерял минут сорок - прилетело сразу с десяток самолётов (примерно 2500-3000 человек) и имеющиеся на весь международный терминал целых ТРИ французских пограничника сбили руки в кровь, штампуя паспорта прибывающих в Ниццу людей. Дед проторчал в очереди за штампом ровно час.

Наконец мы дома. Разбор багажа и прочие "привальные" хлопоты.
Муха

Перелёт Монреаль-Амстердам

Ожидая посадку в монреальском аэропорту, расписал несколько пуль с собственным телефоном. Позорно слил несколько раз на распасах, недополучил кучу вистов, напоследок попал под порядочный паровоз на мизере и в результате пошёл садиться в самолёт с неважным настроением и большущей горой.

Примерно посередине пути самолёт часа полтора трясло немилосердно. Ощущения ниже среднего, особенно учитывая, что дело происходило в кромешной темноте. Перелёт был относительно короткий - пять с половиной часов, но ночь всё равно безнадёжно пропала и в Шипхол я попал в весьма растерзанном состоянии. Пошёл на улицу через пограничников посмотреть, что там да как. Пограничник на выходе неожиданно заинтересовался нечётностью печатей в моём паспорте. По его прикидкам получалось, что я как влетел в Ниццу где-то в середине прошлого июня, так с тех пор оттуда и не вылетал, а как я при этом смог сегодня в Амстердам из Монреаля прилететь - так это ещё большой вопрос, над которым надо вдумчиво поразмышлять. Неожиданно сработала моя ссылка на национальный фарнцузский характер - типа в этой Франции и не такая хрень происходит. Пограничник энергично мне поддакнул и ядовито отметил, что на Лазурном берегу вообще страшная хрень происходит, судя по всему, после чего шлёпнул в паспорт свою печать и дискуссию закруглил.

Была мысль съездить погулять по городу, но на улице был страшный туман и совсем немного градусов по Цельсию, - решил купить сыры в подарок друзьям, да пойти не по-детски зависнуть в интернетах, благо Шипхол с барского голландского плеча даёт аж целых четыре бесплатных часа доступа. Обратно в аэропорт уже другой пограничник впустил без подсчёта печатей и более того, очень любезно поздравил меня с грядущим днём рождения, чем немало порадовал.

Примета времени - абсолютно все встреченные мною в Шипхоле люди, говорившие по русски, нежно баюкали большие и малые колёса местных сыров. С нетерпением жду, когда начнётся посадка на самолёт в Питер, чтобы перепроверить это своё наблюдение.
Муха

Дачная жизнь начинается.

Перелёт с компанией Air Transat из Монреаля в Ниццу ничем особо не удивил. Самолёт не из самых новых, количество включённых в стоимость билета сервисов невелико, еда весьма посредственная. Так или иначе самолёт вылетел по расписанию, а спустя семь часов по расписанию же и приземлился на благословенной провансальской земле. В сухом остатке: мы получили то, за что заплатили.

Collapse )
Муха

24 апреля. На встречу c исторической родиной

Багажа не хотелось брать совсем. Думалось, что вот возьму красивую сумку для лаптопа, каким-то образом там всё, что нужно натолкаю и только с ней и полечу. Но потом у друзей возникли запросы на виски да на коньяк, у родителей - на итальянский кофе и на кое-какие хозяйственные мелочи, короче, слово за слово всё собранное для отъезда не влезло даже в мелкий чемодан, пришлось доставать большой, который очень быстро оказался заполнен до разрешённого максимума, то есть до 23 килограмм.

В самолёте КЛМ поспать, как обычно, не довелось. Посвятил время сначала чтению, затем просмотру диковатых американских фильмов. После пары совершенно ужасных «блокбастеров», которых и упоминать в приличном обществе не хочется, неожиданно понравился фильм Hangar games, при чём до такой степени, что даже решил не портить впечатление просмотром на убогом самолётном экранчике, а купить хорошего качества диски и посмотреть дома – неспеша и на большом экране.

В Амстердаме решил выйти в город, благо до самолёта на Москву было чуть не шесть часов. Не задав ни одного вопроса, пограничник шлёпнул в паспорт печать и вот я уже стою перед железнодорожным расписанием, пытаясь вникнуть, как тут в Амстердам попадают. Постепенно возникла, как мне показалось, некоторая ясность, просветлённый, я купил билет в оба конца, спустился на платформу и сел в поезд. Мимо на большой скорости замелькали тюльпановые, нарциссовые и по-моему гиацинтовые поля. Напротив меня в поезде, развалившись в не слишком эстетичной позе, сладко похрапывая, дремал краснолицый упитанный мужик. В какой-то момент от резкого толчка поезда, он проснулся и, расплетая свои перекрученные ноги, слегка меня задел. Он извинился, я пожелал ему доброго утра – завязалась беседа. В ходе её быстро выяснилось, что я еду на самом деле не в Амстердам, а в Гаагу и скоро будет первая остановка на этом пути, Лейден. В Гаагу я как-то не захотел, так что вышел в Лейдене и почти сразу сел на встречный поезд, который мимо тех же цветочных полей за полчаса довёз меня до Амстердама. С погодой повезло – было плюс десять и солнечно. На деревьях вовсю уже зеленела молодая листва и повсюду что-то цвело – не яблони, так тюльпаны. Полтора часа прогулки прошли незаметно.























На паспортном контроле на входе в аэропорт лишний раз убедился в несправедливости этого мира. Стоявшего впереди чёрного как уголь болезненно (спортивно?) тощего путешественника голландский пограничник мало того, что засыпал вопросами (куда, зачем, как надолго и т.д.), так ещё и заставил сдать отпечатки пальцев (и это на выезде из государства!). Для моей белой физиономии с канадским паспортом у того же пограничника не нашлось вообще ни одного вопроса – только корректное «гуд монинг» и быстрый штамп в паспорт.

В аэропорту пришлось достаточно долго киснуть в отстойнике у выхода к самолёту – самый мой нелюбимый момент в авиапутешествии – вроде как уже в дороге, но физически никуда не двигаешься, а тупо сидишь в какой-то полупрострации среди толпы себе подобных.

Читать во втором перелёте никак не хотелось – бессонная ночь и общая усталость давали о себе знать. Не долго думая, вступил в разговоры с симпатичной дамой, сидевшей через пустое кресло от меня. Дама оказалась замужем за голландцем – так что содержательно поговорили про Голландию и прочие заграницы, чем нимало скрасили нудный перелёт. К моему большому интересу нашли с этой первой попавшейся по дороге дамой общих знакомых в Курске. Вот уж действительно: тесен мир.

В Шереметьево, как меня предупредила многоопытная русская голландка, к самолётам из Амстердама - особо тёплое отношение у таможенников – они азартно ловят незадачливых туристов с купленной у весёлых голландцев весёлой травой. Вот и мне дорогу в «зелёном» коридоре пересёк суровый таможенник и стал внимательно изучать бумажку на моём чемодане. Выяснив, что чемодан из Монреаля, а не из весёлого города, он моментально потерял интерес и освободил мне проход. Просочившись через толпу чрезвычайно навязчивых таксистов и бомбил, на автобусной остановке я пристроился срывать упаковочный политилен с чемодана и так удачно, что стоило мне закончить это грязное дело, как тут же подошёл автобус, идущий в нужные мне Химки. Получив от водителя на свой вопрос о необходимости оплаты багажа ответ «ну его в ж...», окончательно убедился, что я снова в России, удовлетворённо уселся у окошка и стал изучать окружающие, весьма, надо признаться, тоскливые пейзажи.

Со своей остановки по разбитым петляющим между домами дорожкам дошёл до бывшей тёщиной квартиры, поднялся до нужного этажа и после пятиминутного подбирания ключей из большой связки к трём дверям наконец-то проник в квартиру, где наконец-то смог перевести дух после долгой дороги.

Так как я ждал в тот же вечер визит подруги жены, то расслабляться не стал и отправился в близрасположенный магазин «Магнит» с целью приобрести себе что-нибудь на ужин и завтрак. Короткой прогулки до магазины хватило, чтобы сделать следующие выводы – население в Химках по-прежнему активно употребляет горячительные напитки (особенно в пятницу вечером), отдаёт должное громогласной обсценной лексике и дышит при этом удивительно загрязнённым воздухом.

Накупив по мелочи разной снеди, я вернулся домой, где вскоре уже общался с упоминавшейся выше подругой жены. Решив с ней организационные вопросы, проводил её и отправился в вечернюю темноту добывать себе сим-карту, чтобы оживить своё российский телефон. Без проблем раздобыв её в ларьке МТС, вернулся домой и стал неспеша дегустировать свои приобретения из «Магнита».

После ужина сил ещё хватило на постирать по мелочи и разобрать багаж (ничего не разбилось, не помялось, не потерялось). Сил на правильно собрать кровать не осталось – нашёл единственную в доме подушку, страстно её обхватил и как был в одежде быстро заснул. Сквозь сон ночью слышал какую-то пальбу – скорее всего, что таким образом аборигены салютом отмечали пятничный вечер.
Муха

7 марта. Вылет, перелёт и успешный долёт

По настоянию ЛБ, временем побудки назначили пять утра, хотя самолёт из Ниццы до Парижа по расписанию должен был вылететь только в полдесятого утра. Для спокойствия друга встать чуть пораньше - не проблема. Под первыми неявными солнечными бликами из-за гор сели в прокатный Фиат, уложили наш вообще необъёмный багаж и по тёмной долине Везюби помчались в сторону аэропорта.

За пару минут сдав машину, преодолели аэропортные формальности и на полтора часа засели в зале ожидания. Хорошо хоть интернет был: ЛБ музыку слушал, а я новости читал. После солнечной плюс-двадцати-градусной Ниццы хмурый Париж с его плюс пятью градусами не порадовал. Времени на вылазку в город у нас не было, так что битый час прослонялись по дьютифри лавкам в поисках всевозможных дегустаций, где-то шампанское давали пробовать, где-то шоколадку кусить. Развлеклись одним словом.

Самолёт на Монреаль был забит под завязку - ни одного свободного места. Закончились школьные каникулы и канадский народ активно возвращался на родину. Самолёт Air Canada был очень свежий, но с явно ужатыми креслами и расстояниями между ними - ни посидеть, ни постоять нормально. В первый раз реально после перелёта опухли ноги - по приезду домой пришлось принимать нехитрые меры для ликвидации последствий (лежал вверх намазанными спецкремом ногами навроде размораживающейся курицы).

Дома встретили тепло и радостно. Провели несколько часов в разговорах, после чего я решительно отгрубился в шесть вечера по монреальскому времени (ну как же - уже полночь по Ницце).

Проснулся в семь утра по Ницце, то есть в час ночи по Монреалю. Спустился в бейсмент, где и печатаю свои нехитрые заметки (пока не забыл, что да как) валяясь на любимом диване.

Вспоминая о французской даче...

Муха

27 февраля. Встреча с ЛБ

Ночь прошла в целом неплохо. За пару часов до ожидаемого прилёта ЛБ, я приехал в Ля Боллен, чтобы разобрать свежую корреспонденцию. Пользуясь случаем, посмотрел лишний раз на карту Ниццы в окрестностях аропорта – я назначил ЛБ встречу на некоей кольцевой развязке неподалёку от терминала 1, а где эта самая развязка находится, как-то не удосужился посмотреть. Не придя к окончательному мнению, где я буду ловить путешественника из Монреаля, выехал в сторону аэрпорта.

Самолёт, как выяснилось, приземлился ровно в 9 утра, точно по расписанию. Я появился у аэропорта в 9-20 и начал неспешно циркулировать между двумя кольцевыми развязками, наиболее с моей точки зрения походящими на ту, на которой мы договорились встретиться. Не успел я нарезать и пару кругов, как ЛБ появился, был взят на борт, вслед за чем я увлёк его в представительство Ситроена, гда намеревался посмотреть на подержанные машины.

Подержанные машины не порадовали. Ценники показались весьма задранными, а машины с коробками-автоматами ожидаемо оказались крайней редкостью. Так или иначе, информацию для размышлений я получил, после чего отправились на экскурсию в магазин Карефур, купить того-сего. Набрав полный багажник, поехали домой, где я немедленно начал организовывать торжественный обед по случаю прилёта ЛБ, подключив к его подготовке самого высокого гостя.



Шашлыки на свежем воздухе вполне удались.



Прогулка по окрестностям завершила праздничную программу.





Нагулявшийся ЛБ ушёл отдыхать, а я расположился у себя с очередным томом детектива про Ля Флока.
Муха

2 ноября. День отлёта мамы

С утра проверил, как приклеился первый слой изоляции на чердаке и убедился, что он прилип к деревянной основе как надо.



Собрали мамины вещи, бросили прощальный взгляд на дом



и поехали в Nice, чтобы прогуляться перед маминым самолётом. Пристроили машину на подземной парковке где-то рядом с Place Masséna и неторопясь пошли к старому городу. На Promenade du Paillon мама по достоинству оценила вертящиеся сиденья, на которых было так удобно поворачиваться вслед за солнцем.



Вышли на набережную, где я немедленно пожалел, что не прихватил с собой купальные принадлежности.







После прогулки - закупка сыров, чтобы родителям было что закусить в обложенной со всех сторон санкциями России, и грустное прощание с мамой в аэропорту.

Сидеть дома в гордом одиночестве никак не хотелось, тем более, что и клей кончился, так что и продолжить укладку изоляции было никак невозможно.

Чтобы развеяться поехал в лес за Saint-Martin-Vésubie,









где набрал порядочный мешок меленьких моховиков (крупные не собирал).



По приходу домой сварил добычу и занялся неспешной подготовкой к отлёту в Канаду.

За день проехали 164 км.