February 19th, 2016

Муха

Перелёт Монреаль-Амстердам

Ожидая посадку в монреальском аэропорту, расписал несколько пуль с собственным телефоном. Позорно слил несколько раз на распасах, недополучил кучу вистов, напоследок попал под порядочный паровоз на мизере и в результате пошёл садиться в самолёт с неважным настроением и большущей горой.

Примерно посередине пути самолёт часа полтора трясло немилосердно. Ощущения ниже среднего, особенно учитывая, что дело происходило в кромешной темноте. Перелёт был относительно короткий - пять с половиной часов, но ночь всё равно безнадёжно пропала и в Шипхол я попал в весьма растерзанном состоянии. Пошёл на улицу через пограничников посмотреть, что там да как. Пограничник на выходе неожиданно заинтересовался нечётностью печатей в моём паспорте. По его прикидкам получалось, что я как влетел в Ниццу где-то в середине прошлого июня, так с тех пор оттуда и не вылетал, а как я при этом смог сегодня в Амстердам из Монреаля прилететь - так это ещё большой вопрос, над которым надо вдумчиво поразмышлять. Неожиданно сработала моя ссылка на национальный фарнцузский характер - типа в этой Франции и не такая хрень происходит. Пограничник энергично мне поддакнул и ядовито отметил, что на Лазурном берегу вообще страшная хрень происходит, судя по всему, после чего шлёпнул в паспорт свою печать и дискуссию закруглил.

Была мысль съездить погулять по городу, но на улице был страшный туман и совсем немного градусов по Цельсию, - решил купить сыры в подарок друзьям, да пойти не по-детски зависнуть в интернетах, благо Шипхол с барского голландского плеча даёт аж целых четыре бесплатных часа доступа. Обратно в аэропорт уже другой пограничник впустил без подсчёта печатей и более того, очень любезно поздравил меня с грядущим днём рождения, чем немало порадовал.

Примета времени - абсолютно все встреченные мною в Шипхоле люди, говорившие по русски, нежно баюкали большие и малые колёса местных сыров. С нетерпением жду, когда начнётся посадка на самолёт в Питер, чтобы перепроверить это своё наблюдение.
Муха

Перелёт Амстердам-Петербург

То, что я подлетаю к своему родному городу, было видно невооружённым взглядом - легкомысленные европейские облачка как-то очень резко сменились тяжёлыми слоистыми тучами разной степени серости. Все полчаса спуска с верхнего эшелона к Пулково самолёт продирался сквозь километры разнообразной облачности с тем, чтобы вынырнуть к земле где-то уже в районе Царского села, то есть совсем недалеко от аэропорта.

Не везёт мне что-то в эту поездку на пограничников. После ничего не примечательного перелёта бдительной российской пограничнице не слишком приглянулся мой российский же паспорт - видите ли, он, говоря её словами, "какой-то слишком пустой". Моя попытка указать на логичность того, что паспорт, выданный в январе 2016 года, не выглядит ещё чрезмерно наполненным в феврале того же года, не имела успеха. Сотрудница "попросила" показать её канадский паспорт, очевидно пытаясь понять, где же я постоянно живу. В процессе изучения моей канадской синей книжицы суровая пограничница сказала, что мне всенепременно надо сходить в организацию из трёх букв (мне почему то контора запомнилась, как ПМС) и доложить о своём втором гражданстве. Я уже хотел было сказать, что читал закон про это дело и не видел, где именно там что-то про меня такое сказано, но решил воздержаться - просто сказал, что буду работать над этим, после чего был милостиво впущен на родину.

По итогам истории с удивлением понял, что новый образец российских паспортов даёт пограничникам меньше информации обо мне, чем прежний - в старом было чётко указано, что он выдан не какой-то левой номерной организацией, а Генконсульством России в Монреале. Также стоял штапм о том, что я принят на постоянный учёт тем же самым Генконсульством и никогда никаких вопросов на границе не возникало.

По приезду к родителям быстро разобрал чемодан, чтобы не испортились "санкционные" подарки (сыры, красная рыба и ещё кое-что по мелочи), собрал больничный набор шмоток и на метро поехал в центр города, где остановился в клинике СОГАЗ, где меня уже ждали и даже любезно зарезервировали уютную палату. В метро и на Невском проспекте глазел на народ, который явно мало изменился за тот год, что я здесь не был - по-прежнему никаких видимых нацменьшинств (после Монреаля это особо силько бросается в глаза), приятные глазу женские лица и неважно пахнущее мужское население. Город с вечерней подсветкой красив особенно.